Enter your keyword

Выход — комплексный подход. «Зелёная» энергия и мировая экономика

ИНВЕСТИРОВАТЬ? ДА!

Выход — комплексный подход. «Зелёная» энергия и мировая экономика

Выход — комплексный подход. «Зелёная» энергия и мировая экономика

По мнению ученых, климат Земли в большей степени определяется солнечной активностью, чем деятельностью человека. Сегодня, с учётом накопленных знаний, человечество может лишь компенсировать свое негативное воздействие, и даже небольшие усилия по охране природы могут дать значительный эффект. 

У специалистов растёт уверенность, что в будущем все энергетические ресурсы и возможности будут использоваться комплексно. Наиболее реалистичным сценарием, по их мнению, станет переход к более эффективным технологиям в странах — поставщиках энергоресурсов.

На этом, отвечая на вопросы читателей «АиФ» о «зелёной» энергии и о том, как ESG-повестка влияет на мировую экономику, построил свою беседу в ходе недавней «прямой линии» доктор экономических наук, профессор, председатель Совета директоров банка «Центр-инвест» Василий Высоков. 

Сегодня — экзотика, завтра — обыденность

Отрадно, что вопросами энергетики, а значит, и будущего планеты, интересуются не только взрослые, но и наши юные читатели. Отвечая на вопрос 14-летнего Егора, зачем вообще тратить деньги на «зелёную» энергию, эксперт сказал: «Человечество должно всегда иметь альтернативные варианты энергообеспечения. Всего 70 лет назад атомная энергетика было такой же экзотикой».

Понятно любопытство Дмитрия К., который вместе со многими другими интересуется сферами экономики, что стали развиваться в последнее время в связи с климатическими изменениями, ему также интересно, появились ли новые профессии. «Это, например, профессия климатолог, — пояснил В. Высоков. — Всемирный фонд природы и “Атлас новых профессий” подготовили выборку ещё из 50, среди которых экоаналитик, экодиетолог, персональный консультант по этичному потреблению, архитектор энергонулевых домов, менеджер zero waste и другие».

В каких случаях «зелёная» энергетика неэффективна? Этот вопрос задала читательница Валентина Расторгуева. «Пока в большинстве случаев по сравнению с действующей генерацией эффективна там, где ей пока нет альтернатив, — ответил эксперт. — Выбытие действующих мощностей будет заменяться “зелёными” при наличии налоговых, бюджетных, тарифных стимулов, а также прямых требований».

В «парниковый эффект» и его последствия верят не все. Эту тему затронула Алла Дубровская, спросив, существует ли этот эффект на самом деле? По словам В. Высокова, недоверие к прогнозам и оценке последствий порождает агрессивное продвижение идей «зелёной» энергетики. «Человечество переживало ледниковый период несколько раз. Мир просто изменится», — добавил он.

А читатель Валерий Г. поставил вопрос так: «Европейцев учат обходиться зимой без тепла и электричества и пугают пустыми полками. Почему “зелёная” энергетика оборачивается аферой?»

По мнению эксперта, любую кампанию следует проводить с энтузиазмом, но без фанатизма. «Старшие поколения помнят “кукурузу Хрущева” и другие инициативы ЦК КПСС, проблему 2000 года для компьютеров, — сказал он. — Солнечная энергетика прекрасно работает в регионах, где другие энергоресурсы недоступны. Не останавливаются попытки использовать энергию приливов и гейзеров. И хорошо, что остановили повороты рек, строительство новых ГЭС с затоплением полей и сёл, перекрытием рыбных проходов».

В продолжение темы прозвучал вопрос от Марина О., которая считает, что сегодня Европа находится за чертой энергетической бедности и спрашивает результат ли это «зелёного» курса. «Не будем списывать Европу со счетов, — ответил ей В. Высоков. — У Старого света есть и другие ресурсы, есть исторический опыт, память. Пусть мир будет многополярным, и каждый на своём полюсе будет использовать лучшую мировую практику».

Вопросы по европейской «зелёной» тематике продолжил будущий экономист Сергей Ж., он спросил: «Европейский путь “зелёной” повестки привёл к запредельным ценам на газ и энергетическому кризису. А потребление угля выросло и составляет в Германии 27%, в Польше — все 80%, когда в России всего 13%. У кого предпочтительнее учиться чистым “зелёным” технологиям?»

По словам Василия Высокова, европейский энергетический кризис — еще один пример рисков неразумного использования принципа «ведущего звена, ухватившись за которое можно вытащить всю цепь» в противовес комплексному подходу. «Вырванное звено, — сказал он. — Порождает волну колебаний “хвост вылезет, нос увязнет…” На фоне европейского ажиотажа в сентябре нынешнего года по сравнению с сентябрем 2020-го добыча угля в натуральном выражении в России выросла на 6%, и выручка — в 2,2 раза. Работа в шахте — тяжелый, опасный труд, и он должен заменяться чистыми, но эффективными технологиями». Эксперт также добавил, что комплексный подход можно проиллюстрировать на примере модернизации тепловых котельных в Таганроге. «Удельный расход газа, — сказал он. — Сократился на 1%, но удельный расход электроэнергии — на 46% (за счёт сокращения потерь), водопотребление уменьшилось на 65% при переходе на оборотное водоснабжение, вредные выбросы — на 34%, а численность сотрудников — на 53%».

По стопам Маленького принца

Читательница Елена Валерьевна Семёнова любит самые прямые вопросы, потому поинтересовалась, как Василий Высоков лично относится к «зелёным» технологиям и использует ли в обычной жизни? «Согласен с Маленьким принцем, — ответил он. — “Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету”. И на работе, и дома мои коллеги и я давно используем только энергоэффективные технологии, разделяем отходы. И природа радует в ответ: в ели, растущей во внутреннем дворе нашего банка, голубка вывела трёх птенцов. Дятел стучит по утру на дереве перед домом. На дачу регулярно приходит фазан».

Читатель Павел Д. — любитель исследований, оттого ему хотелось услышать из уст знающего человека, как распознать компанию, которая использует «зелёную» энергетику.  

Эксперт поделился примером: «Наглядно использованием “зелёной” энергии в своих целях демонстрирует “Центр-инвест”. На крыше головного офиса банка установлены солнечные батареи, которые вырабатывают мощность, достаточную для обеспечения бесперебойной работы зоны круглосуточного обслуживания клиентов. Ежедневная экономия энергии за счёт солнечных панелей эквивалентна затратам электроэнергии для работы 5 банкоматов в течение суток.

Также банк приобрел “зелёные” сертификаты у компании “Солар Системс” на поставку электроэнергии Старомарьевской солнечной электростанции. Покупка 1271 МВт*ч энергии позволяет ему довести долю возобновляемых источников энергии до 25% в рамках собственного потребления в течение 2021 года».

Анне П. интересно было узнать, можно ли использовать «зелёные» технологии в своей работе (например, дизайнерской) и существуют ли такие примеры. По словам В. Высокова, банк, который он представляет, не только сам вносит ощутимый вклад в реализацию целей устойчивого развития, но и позитивно влияет и формирует ESG-ментальность у своих клиентов и партнёров. «Тема разумного потребления и ответственного производства неоднократно поднималась на различных встречах, — добавил эксперт. — И для сферы дизайна она также актуальна. Многие стилисты уже давно занимаются кастомайзингом одежды и товаров длительного потребления, давая им вторую и третью жизнь. Дизайнеры одежды все чаще переходят на ткани из переработанных материалов, а торговые центры отдают предпочтение локальным брендам, для поддержки малого бизнеса в регионе и сокращения углеродного следа при логистике, четко отслеживая цепочку поставщиков. Например, среди клиентов банка есть экопредприниматель Николай Дикусар. Он занимается апсайклингом: из отслуживших рекламных баннеров он шьет сумки и рюкзаки, из старых джинсов — кошельки и чехлы для наушников, из измельченных отходов делает шахматы».

О плюсах и минусах

Вопросов от читателей поступила целая лавина. Самым повторяющимся был: «“Зелёная” идеология — новая религия? Куда движется планета — к потеплению или похолоданию и какие факторы на это влияют?» Василий Высоков ответил, что новые социальные инициативы всегда для получения индульгенции генерируют виновники кризиса. «Интенсивный поиск новых моделей бизнеса после кризиса 2008 г., — считает он. — Привел к концепции “устойчивого (sustainable) развития”, которая включала бережное отношение к природе. В дальнейшем более популярным оказался слоган ESG (Environmental, Social, Governance — бизнес-модель на основе экологической, социальной и управленческой ответственности). Климат планеты Земля в большей степени определяется солнечной активностью, однако поглощение и отражение тепла зависит как от природных, так и от антропогенных факторов. С учётом накопленных знаний человечество может лишь компенсировать для себя свои негативные воздействия». По мнению эксперта, сегодня даже небольшие усилия по охране природы могут дать значительный эффект. И этой конъюнктурой стадией надо воспользоваться.

Отвечая на вопрос Григория М., как повлияет изменение климата на мировую экономику, в какие отрасли сегодня нужно инвестировать капитал, В. Высоков высказал мнение, что любая экономика, в том числе и мировая, — это процесс циркуляции. «На смену одним цепочкам воспроизводства приходят другие, — продолжил он. — Никогда не скрывал и рекомендую другим: “Лучшая инвестиционная стратегия — вкладывать в себя, в своё здоровье, в своё образование, в свой бизнес и в инфраструктуру для него”. Оставшиеся свободные средства лучше разместить в нашем банке, который может решить те же задачи для ваших близких и дальних».

Многие читатели интересуются плюсами и минусами «зелёной» повестки для экономики. «Если убрать ESG–хайп, — считает В. Высоков. — То ESG–экономика расширяет пространство учитываемых рисков и горизонт планирования в интересах нынешнего и следующих поколений. Новый взгляд требует затрат времени, аналитических усилий, компетенций, но имеет свои преимущества: позволяет увидеть новые возможности, новые инструменты, новые темпы адаптации к новым вызовам. Потом важно не делать ошибок с фетишизацией целей, каждая цель должна быть обеспечена ресурсами по срокам и исполнителям. Независимо от директив и призывов, реализуются только сбалансированные по целям и ресурсам решения». 

О «санях» и «телеге»

«Есть ли уверенность, что возобновляемая энергия закроет все потребности человечества?» — этот вопрос в основном задают наши молодые читатели. «Растёт уверенность, — комментирует В. Высоков, — что человечество будет использовать комплексно все энергетические ресурсы и возможности, руководствоваться старым правилом регулирования сезонного спроса “готовь сани летом, а телегу — зимой”».

Студент экономфака Геннадий Приходько поинтересовался: «Учитывая печальный результат оптимизма Еврокомиссии по вопросу “зелёной” энергетики, к каким последствиям может привести другой вопрос — практика углеродного налога, вводимая ЕС?» «Бог простит Еврокомисии этот оптимизм, ибо “они не ведают, что творят”, — ответил эксперт. — “Зелёная” энергетика не закроет полностью потребности Старого света в энергоресурсах, но увеличит риски надёжного энергообеспечения. В этой связи возникли желания: не допустить ухода собственных производителей в энергообеспеченные страны и переложить риски и издержки “зелёной революции” на страны поставщиков энергоресурсов. Новое падение “Римской империи” — это крайний, но возможный сценарий». По мнению В. Высокова, более реалистичный сценарий — переход к более эффективным технологиям в странах–поставщиках энергоресурсов. И для его реализации надо, чтобы углеродный налог шёл не в бюджет ЕС, а в инвестиции в развивающиеся страны.

Тему продолжила Надежда Д., которая спросила: «К энергетическому кризису, например, в Британии привела “зелёная” повестка, в том числе. Стоит ли отказываться от углеродных источников энергии, рассчитывая только на Борей?»

«К счастью, — по мнению В. Высокова, — политикам не под силу отменить законы сохранения массы и энергии. Один квадратный метр солнечной панели способен дать энергию для пары лампочек, но только безоблачным днём».

Следующим вопросом от студенческой братии был: «Влияет ли индекс ESG на инвесторов? И как?»

«Регуляторы, — ответил эксперт, — предлагают “двойную существенность”: использование финансовых и ESG рейтингов. Здесь возникает тот же круг проблем, что в задаче оптимального выбора жениха по критериям “умный – красивый” (для ESG–рейтингов) и “здоровый-богатый” (для финансовых). Рыночные аналитики пытаются обосновать/оценить взаимное влияние ESG–факторов на финансовые показатели. Поскольку “все счастливые семьи похожи друг на друга”, то у крупных финансово успешных компаний выше и уровень ESG–рейтингов. Ни один инвестор не будет платить больше за показатели ESG финансово убыточной компании. В ESG-бизнесе как “в человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли”».

Последовал и третий вопрос: «Существуют ли единые критерии при оценке ESG-факторов и внедрении этих принципов в Европе?»

«В Европе, — ответил В. Высоков, — утверждена ESG–таксономия, но она носит расплывчатый характер, что позволяет более гибко использовать её для оценки проектов. Российское правительство утвердило перечень технологий, которые включаются в “зелёную” повестку и допускаются к мерам господдержки. Пока этот процесс идет в штучном, ручном режиме».

Конструктив в потоке хайпа

«Бизнес считывает тренды, но готов ли он перестроиться? Как быстро?» — был вопрос Виталия Д.

«Надо учитывать национальные особенности движения по трендам, — считает В. Высоков, — европейский бизнес в пункте А начинает движение по тренду к пункту В, где ждёт новые тренды для продвижения к пункту С. Российский бизнес изучает тренды из А в В, из В в С, и начинает двигаться по абсолютно новой траектории. Не хорошо, не плохо, просто иначе».

Предпринимателя Олега К. интересует, как «зелёные» технологии используют промышленники. 

«Охотно, — ответил на вопрос эксперт. — Предприниматели, которые брали кредит на внедрение “зелёных” технологий, в дальнейшем стараются сохранить это преимущество для себя, для своих сотрудников, партнёров, инвесторов. Предприниматели не понимают и возмущаются, когда нормативы очистки сточных вод выше, чем качество водозабора. После того, как эмоции стихнут, ставят системы оборотного водоснабжения».

Читатель Валентин С. понимает, что за любым явлением стоит тот, кому оно выгодно. И на его опасение, что «зелёной» энергетикой кто-то манипулирует, представитель банковской сферы ответил так: «Большинство “зелёных” инициатив возникло после экстремальных событий (нефтяных разливов, газовых выбросов, технологических катастроф) или связано с продвижением новых продуктов. Для виновников таких событий дешевле сделать спонсорский взнос, рекламу, чем вложить новые инвестиции. Но, тем не менее, в потоке хайпа всегда возможно найти конструктивный элемент, который можно и нужно использовать». 

Читателю Георгию П. было интересно узнать мнение эксперта о том, нужен ли диалог бизнеса с властью о модернизации и оздоровлению предприятий для мероприятий по снижению выбросов. Василий Высоков считает, что диалог бизнеса и власти в форме совместных посиделок в президиуме результатов не даёт. «Нужны процедуры формирования правил и алгоритмов распределения денежных потоков, — сказал он, — стимулов и штрафов для модернизации производства и переходу к чистой экономике. Для всех должно действовать всё то же правило Маленького принца».

Источник aif.ru

Нет комментариев

Post a Comment

Ваш электронный адрес не будет опубликован.